Андрей Амшинский: Я так и не научился зарабатывать

Сегодня, 6 октября, у актёра театра «Колесо» Андрея Амшинского бенефис в честь 50-летия — спектакль «Семейка Фонтанж». Накануне премьеры «День города» встретился с юбиляром и расспросил о роли числа «50» в его жизни.

50 рублей

– Ха-ха! Пятьдесят рублей — это хорошие деньги были, когда я учился в тольяттинском политехническом техникуме на техника-технолога сварочного производства. У меня была стипендия — 30 рублей. А если подрабатывать сторожем, как я делал, то ещё плюс 80!

И самый первый гонорар у меня — много больше 50 рублей. В начале 80-х была практика: рабочих с заводов отправляли в подшефные колхозы. Мой отец был хорошим слесарем-ремонтником. Сначала он готовил технику к посевной, потом чинил всё, что ломалось во время уборки. Однажды во время летних каникул отец взял с собой меня, тогда мне лет 12-13 было. Трудились на полевом стане, я заработал тогда рублей 100-150.

Я сам тоже деревенский, мне было не привыкать к такой работе. Родился в посёлке Исаково Вяземского района Смоленской области — героические места: там отец мой во время войны был под оккупацией, там Денис Давыдов воевал в 1812 году… Амшинские идут из польского княжеского рода Равичей с 11 века, это мой сын раскопал недавно. У меня дед поляк, он дворянин — отец говорил. Дед-дворянин, вдовец с двумя детьми, женился на вдовой крестьянке — тоже с двумя ребятишками, потом они ещё двоих родили. Мой отец — последыш.

У меня было две мамы: мама и бабушка. Бабушку я тоже так называл. Отец с матерью оставили меня на бабушку, а сами поехали строить АВТОВАЗ. Ну и за квартирой, конечно. Когда мне было 10 месяцев, меня привезли в Тольятти. Мы единственные из клана Амшинских, ставшие городскими. А я ещё и артистом… Все остальные родственники мои живут в селе.

Когда учился в школе, каждое лето приезжал в деревню — на сенокос ходил, стоговал сено, подпаском работал… Я деревенский. Поэтому, может, мне легче удаются роли жителей деревни?

Несмотря на то, что никакой работы не боюсь, так и не научился зарабатывать деньги. У меня другой склад ума, бизнес — это не моё. Я творческий человек — актёр, профессионал, который может сделать на сцене то, что нужно режиссёру.

50%

– В работе выкладываюсь на 100 %. Наполовину делать не могу.

Пятьдесят на пятьдесят

– Готовясь к бенефису, задумался: о чём говорить после спектакля, в слове бенефицианта. В моей жизни было всякое. 50 на 50. Было и такое, что я падал, не знаю куда, и останавливался у последней черты. Ангел меня хранил, останавливал. Поднимался и снова карабкался вверх… Так периодически у меня повторяется. Дьяволёнок какой-то у меня сидит на левом плече, подбрасывает соблазны разные… Приходится исправлять свои ошибки, ангел мне в этом помогает.

50 грамм

– Да бывало и больше! Есть такое понятие — «культура пития», это не для меня. Я из тех людей, которые живут на всю катушку, для меня нет половины. Хотя с возрастом стараюсь идти на компромиссы.

Пополам

– Отец меня приучал: делиться надо. Он часто помогал кому-то безвозмездно. Я в зависимости от ситуации могу и подарить, отдать что-то. Мы с младшей сестрой пополам не всегда делились. Я старался. А так как она была любимицей отца, выпросить у неё что-то было нереально.

50 ролей

– Уже под 70 ролей. Какие больше всего запомнились? Первая моя большая роль — Михаил в «Мурлин Мурло». В «Лесе» играл Аркашку Счастливцева. Со Счастливцевым, кстати, мистическая история. Дело в том, что папа мой в молодости, когда учился в ФЗУ, занимался в любительском театре. И играл в «Лесе» Счастливцева. Потом, когда у нас стали ставить «Лес» и я увидел свою фамилию напротив этого же персонажа, сказал: «Папа, спасибо!».

Самсон в «Кине IV». Я же в основном роли второго плана играю, «король эпизода» — так я прикалываюсь сам над собой. Главных ролей у меня мало. Когда ставили «Кина», смотрю список ролей и вижу: «Самсон — костюмер, суфлёр, реквизитор…» — опять я кого-то разнорабочего играю! А когда начали репетировать, понял: это отличная роль!

Генерал Гурго — тоже замечательная роль в спектакле «Жозефина и Наполеон». Мы репетировали с Самохиной — она великолепная актриса и прекрасная женщина. У неё очень сильное женское начало, шарм такой, глазищи… В спектакле есть сцена, когда она распекает Гурго, моего героя, а я должен был ей ответить. Она свою реплику сказала, а я стою и молчу, улыбаюсь, смотрю на неё… Забыл текст — засмотрелся, заслушался. Мы сыграли с ней несколько спектаклей — и в Тольятти, и в Петербурге.

С Костолевским (спектакль «Кин IV») работать понравилось. Он очень интеллигентный, деликатный человек, всегда обсуждал, когда предлагал что-то: «Можно я буду вот здесь стоять, а вы тут…». Чем больше актёр, тем скромнее он себя ведёт. В отличие от молодых, которые засветятся в сериалах — и всё, понтов немеряно!

«Любовь и Голуби» — обожаю этот спектакль!

50 лет Победы

– Для меня День Победы — один из самых любимых праздников. Он светлый, чистый. В моём детстве мы отмечали его во дворе нашего дома в Комсомольском районе. Все выходили, было здорово. В шествии Бессмертного полка мне не довелось участвовать, потому что обычно работаю в этот день, что для меня очень почётно!

50 км/час

– Я предпочитаю одну лошадиную силу — люблю верховую езду. С детства ещё, когда катался на лошади без седла, на одной телогрейке.

Когда работал в театре в Анапе, научился держаться в седле. Там есть замок «Львиная голова», где проходят рыцарские турниры: кони, шлемы, латы, мечи — всё как положено. Вернувшись в Тольятти, участвовал в рыцарских турнирах, которые проходили в Портпосёлке, закрепил навык.

К автомобилям спокойно отношусь. Меня жена возит.

5:0

– Про свой возраст скажу: «5:0 в мою пользу». Есть то, чем могу гордиться. Сына родил. 10 лет работал в театре «Секрет». В октябре 1996-го пришёл в театр «Колесо» в гости, посмотрел спектакль «Ночь ошибок». И на следующий день устроился в этот театр монтировщиком сцены. А в ноябре 1996 года поступил на курс Дроздова. Считаю Глеба Борисовича своим учителем, мастером, который принял меня в театр, вытащил на сцену, а он не всех оставлял в нём. К сожалению, мне не довелось с ним долго работать.

Но хочу сказать, что учился не только у Дроздова, но и у коллег, партнёров по сцене — народных артистов России Евгения Ивановича Князева, Виктора Васильевича Дмитриева, Натальи Степановны Дроздовой, заслуженной артистки России Ольги Ивановны Самарцевой, у моей любимой партнёрши по сцене Лены Радионовой. Да у всех, с кем на протяжении 20 лет служил и служу в театре «Колесо». Я продолжаю учиться, брать лучшее даже и у молодых коллег, которые уже наступают на пятки, чему я очень рад: значит, у нас есть хорошая смена.

Женился на красивой, умной, замечательной женщине… По большому счёту, я простой, нормальный, провинциальный актёр. Не часто снимаюсь в кино. Бывают предложения, но, к сожалению, часто приходится отказываться от них — плотный график в театре.

У меня почему-то, как ни странно, все роли в кино серьёзные — не такие, что я играю в театре. Я комедийный характерный актер, а в кино играю серьёзных людей. В «Коже» — какого-то авторитета, решалу, в «Косте» — чиновника мэрии, «На районе» — начальника отдела наркоконтроля. Даже не знаю, почему — наверное, по фактуре подошёл.

Середина жизни

– Я не чувствую свой возраст. Думаю, что за 50 лет столько всего произошло — обалдеть! Да даже за десять лет — от 40 до 50 — столько всего случилось, а уж за пятьдесят… Что там впереди будет — не представляю! Не задумываюсь. Я живу своим делом, своей семьёй, своими близкими. У меня есть крыша над головой, хлеб на столе, работа любимая…

Да, я ощущаю свою известность. Есть такое: в кассу приходят люди и спрашивают билеты «на Амшинского». Приятно. Но я с удовольствием рекомендую и другие хорошие спектакли, где сам не занят.

Изменил бы я что-нибудь в своей жизни? Не знаю. Но  точно снова выбрал бы актёрскую профессию.

Наталья Мишанина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс