Чия Амос: В новом мире энергия имеет большее значение, чем опыт

Дирижировать симфоническим оркестром Тольяттинской филармонии в воскресенье, 12 ноября, будет 27-летний дирижёр Чия Амос.

Он родился в Сингапуре, учился музыке в Лондоне и Санкт-Петербурге, работает с оркестрами Европы и Азии, женат на русской красавице Карине. «День города» познакомился с молодым дирижёром и узнал, что ему навеяла дорога в Тольятти.

– Чия, профессия дирижёра — редкая. Что, кроме дирижирования, вы умеете?

– Я ещё пианист и композитор. Но работаю в основном как дирижёр и помощник дирижёра в Исландии и в Лондоне. И у меня есть собственный концерт, где я выступаю главным дирижёром — в Китае, в Лондоне, Сингапуре. Работаю в Мариинском театре как помощник дирижёра. Успеваю трудиться в театрах Италии.

– Вы работаете не в сфере популярной музыки. Как решаете проблему заработков: работаете больше, или повышаете свои гонорары?

– У меня не фиксированный гонорар, я его регулирую. И не концентрируюсь на том, сколько должен зарабатывать — я наслаждаюсь процессом работы с оркестром. Но как молодой дирижёр могу дать несколько советов своим коллегам по цеху.

Нужно участвовать в конкурсах, быть смелым. Где-то даже наглым, чтобы прийти к именитому дирижёру и сказать: «Маэстро, я хочу у вас работать». Не надо бояться заявлять о себе и брать непрестижную работу. Собственно, это путь, через который должны пройти все молодые. Мы должны быть сами себе агентами, менеджерами, уметь себя подать.

– Успеваете играть музыку и писать её?

– Моё последнее выступление как пианиста было в маленьком концерте в Санкт-Петербурге. Времени на занятия фортепиано остаётся немного. А что касается композиции, если у меня появляется какая-то идея, я напеваю её на телефон, а потом с ней работаю.

Кстати, меня вдохновил вид по дороге из Самары в Тольятти — только горы и река, без всякого урбанизма. Для меня, жителя большого города, это редкий пейзаж. И я написал небольшую мелодию.

«Находиться в России — совсем не то, что изучать её по интернету»

– Вы много где работали, мир повидали. Как вам Россия, Тольятти?

– Каждое новое место добавляет вдохновения, именно поэтому мне нравится Тольятти. В начале своей карьеры в России я дирижировал Первый концерт Чайковского, и маэстро сказал, что мне рано ещё русскую музыку исполнять: надо пожить немного в России, узнать её, после этого и станет понятно, как работать с русской музыкой.

После этого я побывал в Сибири и на Урале, видел снег и в итоге понял, почему русские композиторы пишут так, как они пишут. Мне кажется, русские композиторы ближе к природе музыки, потому что они смотрят не на гармонию и размер, как это часто бывает в западной школе, а передают впечатления от природы, стихии. Находиться в России — совсем не то, что изучать её по интернету.

– Инструмент дирижёра — оркестр. Есть ли у вас произведения, которые всегда удаются с любым оркестром?

– Я бы так не сказал, все оркестры разные. В Будапеште я дирижировал Вторую симфонию Брамса, и там сказали, что у меня фразировка очень русская. Им понравилась моя работа, но она заметно отличалось от того, к чему они привыкли.

А две недели назад я работал как помощник дирижёра с лондонским оркестром, который считается одним из топовых в мире. Он исполнял четвёртую симфонию Чайковского. Публике, возможно, показалось, что это было фантастическое исполнение фантастической музыки. Но я учился в Петербурге и знаю, как ещё исполняют Чайковского.

У каждого оркестра свой характер. И нельзя сказать, что это хорошо или плохо — просто это так. Думаю, утверждение «Оркестр — инструмент дирижёра» устарело. Я бы сравнил оркестр с автомобилем, а дирижёра с двигателем. Если в очень старую «Ладу» поместить хороший двигатель, она поедет, а при плохом двигателе не поедет даже «Мерседес». Дирижёр — это сердце оркестра, но нельзя его ставить над коллективом.

«Мама смирилась с моим выбором»

– Вы родились в Сингапуре, а исполняете европейскую музыку. Как пришли к этому? Совершено же другая культура.

– Это было длинное путешествие. В 14 лет я выиграл премию в музыкальном конкурсе и на два года уехал учиться музыке в Лондон. Лет до 20 оставался сдержанным и даже застенчивым, что характерно для представителей Азии. Но я много учился в Европе, и после 20 начал раскрываться. Мы живём в новом мире, где большее значение имеет энергия, а не опыт. Сейчас важнее подход, чем принадлежность к какой-то культуре.

– Семья поддержала ваше увлечение музыкой?

– В Сингапуре музыкальная карьера не считается чем-то значимым. Моей маме понадобилось много лет, чтобы смириться с тем, что я стал дирижёром. Все хотят стать банкирами, докторами, юристами.

– Как у нас!

– Надо обязательно выиграть какой-то конкурс и получить сразу много денег. Но как сказано в старой притче, соревнования — для лошадей. Тем не менее, считаю, что конкурсы для дирижёров важны: они помогают обзавестись контактами, обрести опыт и уверенность в себе. И сейчас моя мама говорит: не возвращайся, работай там, где работается. У меня тут уже семья, русская жена.

– Кто поддерживал маму, когда вы в 14 лет уехали на край света — в Лондон?

– Мои родители в разводе, но есть отчим. И у меня есть сестра — один из лучших молодых стоматологов в Сингапуре, с её карьерой всё в порядке. Конечно, мама спланировала мою жизнь: я закончу школу, университет, стану банкиром… Но мы с ней договорились: пока есть стипендия, буду учиться в Лондоне. Потом вернусь и закончу школу. Вернулся, но точные науки — физика, химия — в школе у меня плохо шли. А вот английский и музыка давались значительно лучше. В конце концов, мама смирилась с моим выбором. И я снова уехал в Лондон. Но перед этим два года служил в сингапурском спецназе — хороший опыт.

– Обучение в консерватории Санкт-Петербурга даётся сложно?

– Осталось закончить последний курс, нужно сдать философию, учу её на русском языке — очень трудно! Но сейчас — перерыв в обучении: мне важнее практический опыт работы с оркестром. Когда ты выходишь к нему, у тебя никто диплом не спрашивает. Среди моих друзей есть успешные музыканты без высшего образования. Например, один из них выиграл конкурс имени Чайковского.

Восточные секреты здоровья

– Вы работаете в разных странах и разных часовых поясах. Как поддерживаете здоровье и физическую форму? Может быть, есть какие-то восточные секреты? 

– Мой первый совет для путешествующего дирижёра: надо жить либо в Санкт-Петербурге, либо в Финляндии. Если жить там, смена часовых поясов при переездах переносится легко — разница во времени небольшая. Второй: я пью жареный зелёный чай, но никогда не пью кофе; и стараюсь питаться здоровой пищей. Третий — про сон.

Кроме того, у меня чёрный пояс по единоборствам, а сейчас для поддержания физической формы бегаю.

Наталья Мишанина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс