Хейрулла Ахмедханов: Эра милосердия скоро не наступит

Полковник полиции Хейрулла Ахмедханов возглавляет Управление МВД России по Тольятти с октября 2015 года. А до этого за плечами у полицейского было тридцать лет службы в органах внутренних дел — начиная с учёбы в Елабужской школе милиции.

О перипетиях начавшейся в 80-х службы, запредельно ранее криминальном  Тольятти, продолжающемся расследовании ставших когда-то резонансными «тольяттинских» дел, отношении к предмету спора Шарапова и Жеглова и значении своего имени Ахмедханов рассказал в беседе с Понедельником.

– Хейрулла Мирзоевич, вы приехали в Тольятти в 1985 году. Это было непростое время: криминальные войны в нашем городе набирали обороты. Расскажите о своей работе в органах в тот период.

– В середине 80-х был период формирования преступных сообществ, а сами криминальные войны начались в 90-е. На территории нашего города было создано 12 ОПГ, и они приступили к дележу наследства Советского Союза. В основной своей массе он шёл вокруг завода.

Автозаводский район был тогда в криминальном плане очень сложным: много разборок, как правило — с применением огнестрельного оружия (все помнят перестрелку 1994 года на проходной АВТОВАЗа, когда много людей полегло). Я как оперативный сотрудник, а с 1997 года начальник криминальной милиции Автозаводского района, не раз выезжал на убийства и задержания.

Было всякое, но оружие применять не пришлось. Никогда не забуду случай 2008 года. Мы получили оперативную информацию: в одной из квартир по проспекту Степана Разина находится человек, вооружённый боевой гранатой. А он уже давно был в розыске. Выехали на задержание, провели рекогносцировку местности, хотели подключить для штурма ОМОН. Сначала нам его дали, а потом внезапно отозвали.

Мне отступать было некуда, и я скомандовал группе сотрудников штурмовать. Снесли дверь, ворвались в квартиру. Задержание провели быстро — преступник даже не успел отреагировать. В этой ситуации отступать было нельзя: со мной находился личный состав, и делать шаг назад было бы неправильно.

– Вас как-то отметили после этого задержания?

– Нет, мы же не за «спасибо» работаем. Ещё один случай был в Самаре в рождественскую ночь 2013 года. Поступило сообщение, что в гаражном массиве в машине находится труп. Приехали туда в пять утра. Тело лежало на заднем сиденье автомобиля. Чтобы осмотреть, необходимо было его вытащить.

Как только судебный медик прикоснулся к трупу, раздался мощный взрыв – тело было с «начинкой» из гранаты. Взрыв меня оглушил, и минуты три я ничего не видел. А потом зрение вернулось. Медик лежит без сознания, рядом — начальник угрозыска с травмой живота. Пострадавших доставили в больницу.

Потом, когда раскрыли убийство, выяснили, что труп начинил гранатой беглец из белгородской колонии, бывший самарский киллер, а предназначался этот «подарок» одному из руководителей главка. Но удар прошёл мимо цели, а киллер позже был ликвидирован.

– Как живётся с ощущением, что каждый день, выходя на работу, вы рискуете жизнью?

– Об этом, как правило, не думаешь. Но каждый солдат должен быть готов к защите Родины.

– Какие громкие дела были раскрыты в период вашего управления Автозаводским РОВД?

– Дел было раскрыто много, но особенно запомнилось убийство семьи на бульваре Космонавтов. В двухкомнатной квартире в зале были обнаружены убитыми муж, жена и ребёнок четырёх лет, а в другой комнате — тело 11-летней девочки. У семейной пары черепа разбиты молотком, а дети придушены подушкой. Резонанс у дела был большой.

Не раскрыть такое преступление мы не имели права: погибли дети. Когда осматривали место преступления, на балконе нашли два окурка: один от «Примы», другой — с фильтром. Выяснилось, что хозяин курил сигареты с фильтром. Чей же второй окурок?

Расследуя это преступление и отрабатывая версии, обратили внимание на дальнего родственника семьи. Он, по свидетельству знакомых, курил именно «Приму». Когда вышли на его след, подозреваемый на поезде из Москвы уже выехал в Винницу. Начались следственные мероприятия, мне пришлось ехать со следственной группой в Киев.

Там подозреваемого допросили, получили признание. Суд Украины вынес ему высшую меру наказания. А мотивы, как всегда, банальны: мужчина подрабатывал здесь, но ему не заплатили. И он, убив своих родственников, забрал из их квартиры 8 тысяч рублей…

– Вот уже два года как вы возглавили У МВД России по Тольятти. В каком состоянии приняли дела? Какие задачи ставили при назначении и чего удалось достичь за эти годы?

– УМВД России по Тольятти — это рабочий маховик, он лишь иногда требует небольшой корректировки. Коллектив способный, подготовленный, потенциал у гарнизона в Тольятти хороший. Может быть, немного не хватало жёсткости и дисциплины.

Быть добрым можно, но не всегда. Проявляешь слабость — нарушается субординация, возникает панибратство и, в итоге, организация рискует превратиться в ничто. Если нет дисциплины, порядка не будет — это моё глубокое убеждение. А дисциплину надо начинать с себя.

Задачи перед органами МВД ставит президент, и они известны: обеспечение безопасности граждан, охрана общественного порядка, противодействие экстремистским проявлениям, борьба с коррупцией, обеспечение прав и свобод граждан.

– Преступления какого характера преобладают сегодня в нашем городе? Выросла ли раскрываемость?

– Да, раскрываемость выросла на 12-13% по общим преступлениям и на 20-25% по тяжким и особо тяжким по сравнению с 2015 годом. Уменьшилось общее количество зарегистрированных преступлений на улицах: на это повлияли многие факторы, в том числе — создание добровольно-общественных формирований, работа народного контроля и ночного патруля.

Кстати, по их информации, нами в прошлом году было задержано 197 водителей, управлявших авто в нетрезвом состоянии. Активность населения по оказанию содействия органам серьёзно возросла.

– В одном из своих интервью вы отмечали, что для вас важным моментом является обратная связь – то, как горожане оценивают работу органов. Удалось её наладить?

– Народ, понимая, что мы хотим наладить с ним прямую связь, отвечает нам готовностью к сотрудничеству. Например, мы практикуем прямые телефонные линии — позвонив, можно донести информацию до руководителей УМВД России по Тольятти. Раз в неделю всё руководство управления выходит на прямую линию, в том числе и я.

– На что больше всего жалуются тольяттинцы, позвонившие на телефон прямой линии?

– Народ более всего волнуют «закладки» наркотиков в подъездах. Особенно много было жалоб по Комсомольску. На днях мы задержали одного жителя Саратова, у которого в телефоне обнаружили 77 адресов закладок именно в этом районе.

– А какой из трёх районов города наиболее неблагополучный с точки зрения преступности?

– Каждый «хорош» по- своему. В Автозаводском районе проживает более 400 тысяч человек, здесь распространены кражи из автомашин и пьянство. В Центральном живут около 200 тыс. человек, в Комсомольском — 125 тыс. В этих районах остро стоит вопрос с незаконным оборотом наркотиков.

– Есть ли какая-то конкретика по расследованию убийства мэра Тольятти Сергея Жилкина и главы администрации Центрального района Анатолия Степанова?

– Расследованием убийства Жилкина как раз занимался я, будучи в то время главой криминальной милиции Автозаводского РУВД. Там были установлены два лица, причастные к этому преступлению. Они находятся в федеральном розыске, но их местонахождение пока не установлено. В деле Степанова пока подозреваемых нет, но работа ведётся.

– Не так давно был проведён судебный процесс по делу сотрудника следственных органов. Некоторые называют его показательным. Как считаете, насколько высок уровень коррупции в вашем ведомстве?

– Не хочу сказать, что эта проблема нас одолевает, но мы постоянно проводим работу и с сотрудниками, и с населением. Но отдельные индивидуумы, к сожалению, есть. Что касается вашего вопроса, есть решение суда, и комментировать его мне бы не хотелось.

– Интересно ваше мнение насчёт объявления в федеральный розыск бывшего депутата Госдумы Вороненкова. Как могло произойти, чтобы такой человек был допущен к власти в нашей стране? И какие выводы могут последовать после этого случая?

– Комментировать действия депутата Государственной Думы — не моя компетенция. Но я, как человек и как офицер полиции, хочу сказать: предательство во все времена было, есть и остаётся самым унизительным делом не только для того, кто его совершил, но и для его друзей, родных и близких. Предательство интересов государства — это предательство всего.

– Хейрулла Мирзоевич, раскройте секрет вашего имени. Что оно означает?

– «Быть добру».

– Расскажите, как вы проводите свободное время: чем увлекаетесь, любите ли путешествовать, удаётся ли читать книги?

– Книги очень люблю, жаль, времени на них у меня мало. Когда был в отпуске, перечитал роман Тургенева «Отцы и дети». Люблю литературу военной тематики, читаю Симонова. Рыбалкой, охотой не увлекаюсь, но мне нравится заниматься спортом на природе.

– Вы верите, что когда-нибудь наступит «эра милосердия», о которой спорят герои одноимённой книги Шарапов и Жеглов?

– Может быть, когда-нибудь и наступит, но нескоро.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс