Наталья Тонковидова: Экономим ради увеличения средней зарплаты

Различные преобразования и неоднозначные, по мнению многих, управленческие решения в сфере культуры вызывают бурные и эмоциональные комментарии тех, кого эти реформы касаются. А они, в свою очередь, задевают чиновников. В ответ власть рекомендует ограничивать контакты со СМИ.

Пока в борьбе против негатива всё совсем не запретили, «День города» снова встретился с руководителем департамента культуры Тольятти Натальей Тонковидовой и расспросил её о бюджете и сокращениях в 2018 году. А заодно узнал о ближайших перспективах нашей культуры.

– Наталья Александровна, давайте сразу о деньгах. Какие параметры бюджета на отрасль «Культура» закладываются на 2018 год?

– В проекте бюджета на следующий год заложено около 703 миллионов, ещё около 148 миллионов учреждения планируют заработать, оказывая платные услуги, или привлечь каким-либо иным способом — в качестве благотворительных пожертвований и грантов, например.

При этом на оплату труда в учреждениях культуры уйдёт около 83% от запланированных средств, в учреждениях культуры дополнительного образования — примерно 90%. Остальное — это содержание имущества, налоги и так далее.

– Какие из учреждений отрасли получат меньше всех, кто больше? Почему?

– Некорректная формулировка. Объясню алгоритм расчёта. Бюджет рассчитывается из нормативных затрат. В них входят расходы на оплату труда, содержание имущества и налоги. Следовательно, всё зависит от штатного расписания учреждения.

Естественно, содержание такого большого учреждения как ДКИТ требует и больших затрат, чем, например, художественной школы, где занимается 300 детей. Разница только в этом. Бюджет берёт на себя расходы по зарплате и содержанию, всё остальное учреждения зарабатывают сами. Кроме библиотек — у них есть перечень платных услуг, но небольшой.

– Планируются ли какие-либо сокращения — кадровые, финансовые, ресурсные — на следующий год?

– Да. Когда мы начали формировать бюджет на 2018 год, стали смотреть, какие новые нормативы вступили в силу, какие тенденции, что изменяется в законодательстве. И поняли, что правильно говорить не об оптимизации деятельности, а о модернизации. Мы подошли гибко.

Приоритет для нас — развитие художественного образования, сохранение бюджетного контингента детей — 6030 человек. При этом ещё примерно столько же детей получают различные платные услуги.

Мы работали в двух направлениях. Первый — модернизация штатных расписаний всех учреждений. Стали смотреть наличие вакансий, имеющихся в учреждении в течение длительного времени, наличие дублирующих должностей, большого количества «начальников» и тому подобное. Увидели, что есть перекосы.

Например, во всех трёх библиотечных системах города всегда были вакансии, не заполнялись вакансии артистического персонала и в театрах, филармонии, где-то было сильное дробление на множество отделов. Причины этих явлений разные, но одна из них — небольшая зарплата. Соответственно, вакансии не заполнялись, чтобы доплачивать персоналу.

Но Указ президента РФ, предусматривающий увеличение средней заработной платы, предполагает и увеличение КПД деятельности по основной должности. И когда мы стали выделять средства на увеличение средней заработной платы, держать вакансии — непозволительная роскошь. Директорам учреждений было предложено определить свою внутреннюю структуру, и они направили в департамент предложения по должностям, которые им нужны.

Кроме того, чтобы помочь учреждениям, со следующего года мы хотим создать единый маркетинговый центр, чтобы переформатировать работу по продвижению культурного продукта.

Ещё мы рассмотрели выполнение показателей муниципального задания. Видим, что какие-то спектакли в театрах не столь популярны, как хотелось бы, люди на них не идут, а деньги-то вложены. Конечно, при формировании репертуара, выборе новых постановок мы не должны скатываться в популизм, но в то же время надо как-то этот вопрос решать — тут тонкая грань.

Директоры учреждений понимают ситуацию. Цель у нас благая: мы экономим ради увеличения средней зарплаты как работникам культуры, так и педагогическим работникам.

Второе направление работы — модернизация юридических лиц. В частности, это касается библиотек — объединяем филиалы детской библиотечной системы, приводим их количество к нормативу.

Кроме того, мы объединяем Тольяттинскую библиотечную корпорацию с Библиотекой Автограда. Но при этом в том же количественном составе сохраняем коллектив, лучшие фонды, модернизируем систему управления внутри.

Провести «ревизию» библиотечных сетей стало необходимо. Например, восемь филиалов сети Библиотеки Автограда были на АВТОВАЗе, но не являлись при этом общедоступными — они же на территории завода, ими могли пользоваться только его сотрудники в свой перерыв или после работы. Мы проанализировали ситуацию и поняли, что если сделаем на заводе, вместо стационарных, пункты внестационарного обслуживания в те же часы, для заводчан по сути ничего не изменится.

– Прочитала колонку бывшего министра культуры РФ Михаила Швыдкого. Его заботит проект федерального закона «О государственном (муниципальном) социальном заказе на оказание государственных (муниципальных) услуг в социальной сфере», разработанный Министерством финансов РФ в июле 2016 года. Швыдкой высказывает опасение, что этот закон сделает необязательным финансирование исполнения муниципального задания учредителем (в нашем случае — из казны города), что скажется в итоге на качестве оказания тех самых услуг в сфере культуры.

– Швыдкой говорит о проекте нового федерального закона, с которым как раз и не согласно Министерство культуры РФ. Суть закона в том, чтобы некоммерческим организациям давать государственные и муниципальные задания. Если этот закон примут, то муниципалитет должен будет выдавать муниципальное задание на конкурсной основе и некоммерческим организациям. Но при этом бюджетное финансирование расти не будет. А значит, появится конкуренция между муниципальным и некоммерческим сектором.

И когда закон вступит в силу, есть риск, что некоммерческие организации будут оказывать услуги иного качества, чем муниципальные. Сейчас что-либо говорить об этом трудно. Некоммерческий сектор разный: есть слабые организации, есть заявившие о себе громко и давно, получающие гранты и реализующие интересные проекты. У нас это, например, фестиваль «Классика Open fest», студия Константина Хабенского и другие. Тут надо смотреть отдельно в каждом случае. Но если закон примут до 1 января 2018 года, будет ещё трёхлетний переходный период.

Пока же мы модернизируем систему управления отраслью, не уменьшая при этом показатели для населения. Люди как ходили на концерты, спектакли, в библиотеки, так и могут продолжать ходить — всё работает. А модернизация — это наш внутренний процесс.

Наталья Мишанина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий