Сергей Солодовников: итоги работы и причины отставки

На прошлой неделе президент России Владимир Путин освободил от занимаемых должностей генералов из МВД, СК и ФСИН. В число отставников попал и генерал-лейтенант полиции Сергей Солодовников, руководивший ГУ МВД России по Самарской области с февраля 2015 года.

Эту  отставку начали прогнозировать ещё после завершения проверки областных полицейских комиссией МВД России. Но до конца в такой исход верили немногие — больше обсуждался вариант санации главка без смены его руководителя. В любом случае, история стремительного кадрового падения главы областного МВД не имеет одной ярко выраженной причины, — считает Самарское Обозрение.

С самого начала, действуя по многим направлениям сразу, Солодовников заявил о себе как не классический силовик. Перед публикой и СМИ он сразу предстал как опытный популист и уже после нескольких месяцев работы мог претендовать на звание ньюсмейкера года.

Генерал вывел на улицы в наряды ДНД не только весь личный состав полиции, но и привлечённых с предприятий и из вузов общественников. С его подачи заработали общественные организации «Ночной патруль» и «Народный контроль».

Кроме того, «народный генерал», как называли его особо приближенные блогеры, или «телегенерал», как его звали подчинённые, лично закрывал уличные «наливайки» — рюмочные и магазины, торгующие спиртным, комментировал громкие задержания и возбуждение антикоррупционных дел, ввёл в обиход самарской полиции постоянные прямые телефонные линии с населением, в которых участвовал и сам.

В итоге статистика за 2016 год внешне была вполне успешной: уровень преступности снизился на 10,7%, снизилось число тяжких и особо тяжких преступлений, повысились показатели выявления преступников. Число рюмочных в регионе, по данным областного ГУ МВД, в 2015 году сократилось со 125 до 45. Помимо этого, с подачи руководства ГУ МВД был введен ряд законодательных запретов на торговлю спиртным.

Для своих подчинённых Солодовников в определённой мере выступил как человек, который пытался разрушать сложившуюся систему связей и поруки внутри областного ГУВД. Для этого он применил классический способ — ротацию кадров. В первые полгода его работы на прежнем месте в Кирове место службы поменяло 470 офицеров среднего звена. В Самаре отследить масштабы перетасовок просто не представляется возможным: некоторые офицеры при Солодовникове поменяли должность 2-3 раза.

На третьем — не публичном — фронте выстраивания своей системы ценностей Солодовников также вёл себя понятно и крайне жёстко. Все опорные должности, связанные так или иначе либо с контролем за экономическими делами либо — за сферами, где фигурируют товарно-денежные потоки, зачистили и поставили под контроль в сжатый срок.

Были произведены кадровые замены в областной лицензионно-разрешительной службе, поставлены под контроль ЧОП и все связанные с оборотом оружия вопросы, в УЭБиПК — перехвачен контроль над экономическими делами и над кадровой службой. Уже упомянутая выше кадровая чехарда позволяла выстроить свою собственную систему взаимоотношений без участия местных сотрудников. Или при их ( с учётом кадровой чехарды) минимальном влиянии.

Даже публичная кампания по выводу на улицу дружинников играла свою роль в этом переделе. Дружинников и автомобили для патрулирования как раз требовали от владельцев ЧОП под благовидным предлогом. Но их ведь можно было требовать постоянно и разорить предприятие, или не требовать вовсе.

И частные, и публичные вопросы Солодовников решал, не оглядываясь на чьё-то мнение. Но главное — глава ГУВД по Самарской области в своих поступках зачастую вёл себя как человек, уверенный в том, что ему ничего не будет.

Он, например, крайне жёстко повел себя в плане отношений с властью, не просто инициировав знаменитое банкетное дело, связанное с окружением главы администрации Самары Олега Фурсова, но и лично выступил с соответствующим заявлением перед телекамерами. На чём основывалась эта уверенность и был ли за ней выданный кем-то сверху карт-бланш, неизвестно.

В 2016 году ему уже не требовалось паблисити — Солодовников внезапно стал непубличен и перестал радовать общественность своими появлениями на голубых экранах. Он скупо прокомментировал «дорожное дело» компании «Титан» и задержание экс-вице-президента группы «СОК» Сергея Фанина, в июне открыл новый центр для мигрантов на Заводском шоссе и затем куда-то исчез. Дружинники исчезли так же внезапно, как генерал.

Статистика, которая должна была свидетельствовать о правильности гонений на торговцев спиртным, оказалась обратной. Наблюдалось не падение, а рост числа преступлений, совершенных в общественных местах лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения — 37,1% спустя год после начинаний Солодовникова.

Объём официально продаваемого алкоголя падал — в 2015 году количество проданной водки снизилось на 34,7% — с 21,9 млн до 14,5 млн бутылок в годовом исчислении. Напротив, суррогатов продавалось всё больше. Статистика смертности от спиртосодержащих суррогатов была ещё более удручающей: 36 случаев в 2014 году, 208 — в 2015 году.

Наконец на обозрение публики стали понемногу выходить факты, свидетельствовавшие о том, как искажалась отчётность по возбуждению дел. Но на это никто уже не обращал внимания: команда главы ГУВД сочла, что решила все свои вопросы, и почивала на лаврах.

Спусковым крючком истории, которая привела к отставке Солодовникова, можно считать два громких преступления 2016 года: убийство экс-главы УВД Сызрани Андрея Гошта и членов его семьи и нападение на главу полиции Отрадного Дмитрия Вашуркина и его жену, которая погибла. Нельзя сказать, что они не были раскрыты, но и нельзя сказать, чтобы публичные выводы из этих преступлений как-то поколебали позиции главы ГУВД. Суть в том, что они привлекли внимание к происходящему в полиции региона и, как минимум, стали поводом для её проверки.

В январе 2017 года в Самарскую область приехала инспекция МВД, которую возглавлял главный инспектор МВД РФ, генерал-майор полиции Роман Зайцев. Сама по себе любая проверка — это проблема. Но для Солодовникова она стала куда более глобальной. Дело в том, что такого рода проверок в ГУВД не проводилось уже 10 лет.

Это означало, что на генерала Солодовникова упал весь ворох проблем, накопленных его предшественниками — сидящим ныне в тюрьме Александром Реймером и уехавшим в Новосибирск Юрием Стерликовым. Весь десятилетний объём нераскрытых дел, жалоб, историй о вымогательствах и плохих милиционерах и полицейских обрушился на комиссию вместе с людьми, которые шли потоком пожаловаться на сотрудников ГУВД. Поток желающих записаться на приём к проверяющим был огромным, как и количество жалоб на сотрудников полиции.

Ошибка Солодовникова заключалась в том, что он до конца не понял масштаб происходящего. Кроме того, ему помимо своих грехов пришлось принять на себя проблемы давно отсутствующих людей. Своих проблем также хватало. Солодовников с его ротациями и перестановками не мог похвалиться отсутствием оппонентов.

Скрытое недовольство им нарастало внутри самого главка. Причиной были и упомянутые хаотичные перемещения офицеров среднего звена с места на место, вызывавшие недовольство на местах. Порой последствия рокировок оказывались довольно тяжёлыми. Сергей Гудилин, член команды экс-руководителя главка Юрия Стерликова, после перевода из Тольятти в Сызрань жил в буквальном смысле между двумя городами и в конце концов погиб в ДТП вместе с женой.

«Нельзя было делать это в таком масштабе. Это вызвало недовольство среди перемещённых руководителей, которые скрыто возмущались из-за бытовых, психологических, семейных проблем, возникших в связи со сменой места службы. Эти руководители значительную часть времени находились в дороге между местом несения службы и местом проживания, в основном из Тольятти в Самару и обратно. И всё это повлияло на качество их работы», — заявил полковник МВД в отставке Рахман Алиев.

Как говорят источники, в ходе проверки вскрылись вопиющие факты нарушений по линии секретного делопроизводства в Тольятти: дела полицейской агентуры якобы хранили в гараже. Со стороны и без того не работающей тольяттинской полиции якобы были предприняты попытки замять эту ситуацию через кулуарные переговоры в Москве. Это лишь подстегнуло комиссию.

Таким образом, Солодовников оказался в ситуации, когда ему инкриминировали огромное количество проблем. Не все из них имели отношение к нему и его команде. Но их общий объём оказался очень большим. Возможно, генерал действительно не оценил ситуацию объективно, возможно, сделал ставку на то, что его защитят наверху.

В начале февраля 2017 года ГУ МВД РФ по Самарской области получило неудовлетворительную оценку по итогам инспектирования. По итогам произошедшего Сергей Солодовников получил направление на опрос на полиграфе, что означало высокую вероятность реализации плохого кадрового сценария в его отношении.

Затем стало известно, что генерал написал рапорт о своей отставке. Это не было свидетельством кадрового конца — ситуация ещё могла быть отыграна путём массовых кадровых чисток в главке и сохранения таким образом лица его первого руководителя. Но этого не произошло.

Как обычно при кадровых перестановках такого уровня, одним из самых важных является вопрос о том, куда пойдут лица из окружения Солодовникова — те, кто был приближён к нему до назначения в Самару или же сделал карьеру при нём. Подобные рокировки неизбежно следуют за сменой руководства главка.

После отставки в 2005-2006 годах Владимира Глухова и назначения на его пост экс-начальника оренбургского УВД Александра Реймера, управление практически сразу покинули выходцы из транспортной милиции, пришедшие в ГУВД вместе с его экс-начальником ещё в середине 90-х годов, а также возвысившиеся при нём офицеры.

Среди ушедших тогда в отставку были начальник УВД Тольятти Владимир Супрун, начальник УВД Самары Вячеслав Рахлин, начальник областного управления ГАИ Евгений Климов, начальник областного управления уголовного розыска (УУР) Вячеслав Ефремов и два замначальника ГУВД — Виктор Ульянов и Владимир Запорожченко. После отставки и «посадки» Реймера за крупные хищения в 2012 году карьера почти всех его протеже вполне ожидаемо закончилась.

Сказать конкретно, кто из приехавших кировчан и приближённых к отправленному в отставку генералу персоналий уйдёт из самарского главка, сейчас достаточно трудно — это будет зависеть, в том числе, от кадровых перспектив самого Солодовникова. Если он уйдёт на повышение, кто-то из его команды последует за ним, но велика вероятность того, что по крайней мере Гринь и близкие ему Яркин и Косетов могут задержаться в Самаре. Позиции начальника управления по работе с личным составом, полковника внутренней службы Веры Напсо и Максима Запорожченко пока не очень ясны.

Как обычно бывало в подобных случаях, обязанности руководителя главка после отставки Солодовникова и до назначения его преемника будет исполнять его первый зам — полковник Алексей Гринь.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс